Энрике Пеньялоса: в России связь между богатыми людьми и властью очень крепкая

Бывший мэр столицы Колумбии, Боготы, Энрике Пеньялоса сейчас известен всему миру. Всего за три года мэрства ему удалось добиться удивительных результатов в развитии городского пространства. Он строил библиотеки вместо парковок, специальные полосы для движения транспорта вместо хайвеев, благоустраивал набережные, прокладывал велодорожки и сети автобусных маршрутов, создавал пешеходные зоны.

Бывший мэр столицы Колумбии, Боготы, Энрике Пеньялоса на велосипеде

Бывший мэр столицы Колумбии, Боготы, Энрике Пеньялоса сейчас известен всему миру. Всего за три года мэрства ему удалось добиться удивительных результатов в развитии городского пространства. Он строил библиотеки вместо парковок, специальные полосы для движения транспорта вместо хайвеев, благоустраивал набережные, прокладывал велодорожки и сети автобусных маршрутов, создавал пешеходные зоны.

Сейчас Пеньялоса — председатель совета директоров Института транспорта и развития Нью-Йорка, он консультирует правительства десятка городов по всему миру, в числе которых Киев, ездит с лекциями и докладами. Энрике Пеньялоса побывал на Московском урбанистическом форуме.

— Когда ты пытаешься бороться за равенство, никто не будет говорить тебе: ты не должен делать этого. Тебе будут говорить: «Забудь о парковках, ты должен заняться образованием, здравоохранением вместо того, что делаешь». Когда я выселял частный клуб с территории парка, они мне тоже говорили, что парками заниматься не нужно. Что нужно тратить деньги на развитие бедных районов. Не могли же они просто сказать: мы не хотим, чтобы ты отнимал у нас частный клуб. — рассказывает Энрике Пеньялоса. — Велосипед — важный признак развитого общества, равноправного. Почему, вы думаете, в Нидерландах и Дании на велосипедах ездят чаще, чем в Италии и Испании? При том, что погода в Италии гораздо больше подходит для этого вида транспорта. Потому что общество в Копенгагене и в Амстердаме более продвинутое. Миллиардеры, чиновники без проблем перемещаются на велосипеде. А в Италии им всё ещё нужна машина, чтобы почувствовать себя важными. Россия — очень продвинутая страна во многих отношениях: в науке, в освоении космоса. Но в прошлый раз, когда я приезжал сюда, мне показывали какие-то специальные линии на дороге, которые якобы отделяли её для самых высоких чиновников и очень богатых людей. Но города влияют на людей — если изменится стиль жизни, изменятся сами люди.

Велосипедисты зимой в Дании (Копенгаген)
Велосипедисты зимой в Дании (Копенгаген)
Фото: Mikael Colville-Andersen

Энрике Пеньялоса также сказал, что у мэра Москвы Сергея Собянина много хороших идей, но осуществить их в Москве очень трудно.

— Мне кажется, в целом в Москве много хорошего происходит. Но тут всегда чего-то не хватает. Например, недостаточно провести линии метро на окраины. Надо менять окраины комплексно. Или мне мэр начал рассказывать: «Мы построили выделенные линии для общественного транспорта на столько-то километров за последние два года. И мы собираемся ещё 200 километров сделать». Но ведь суть не в том, чтобы построить выделенные линии в каких-то тёмных отдалённых местах. Это тоже хорошо, конечно. Но они должны быть повсюду. Я сегодня ехал из аэропорта, шоссе стояло в пробках. И автобусы были заперты в этой пробке наравне с машинами. Так быть не должно. И ещё — хайвеи надо превратить в авеню. То есть поставить везде светофоры и пешеходные переходы. Машины всё равно будут стоять в пробках — пусть хоть пешеходам не мешают. Но опять-таки я понимаю, как сложно всё это реализовать в Москве.

Особенная сложность Москвы перед другими городами, по мнению Пеньялосы, в крепкой связи богатых людей и власти.

— Насколько я вижу, в России связь между богатыми людьми и властью очень крепкая. Если в Нью-Йорке выбрать двадцать самых влиятельных людей, среди них окажется не так уж много миллионеров. Человек, который имеет десять миллиардов долларов, будет довольно влиятельным, но мнение десятка профессоров будет более значимо. Художники, журналисты, профессора, директора музеев — в Нью-Йорке есть власть, которая не зависит от денег и от политиков. Мне кажется, здесь власть есть только у политиков и бизнесменов.

Свой успех на посту мэра в Колумбии, которая в этом плане похожа на Россию, Энрике Пеньялоса связывает с тем, что у него было видение города, и была мечта. Он не зарабатывал политические очки и поэтому ему удалось много сделать в короткие сроки.

Интервью Энрике Пеньялосы: Энрике Пеньялоса: «Спускаться под землю, чтобы перейти улицу, — это ужасно», The Village.