Струны для балалайки

Струны для русских народных инструментов. Прошлое и настоящее

Приходилось ли вам задумываться о том, какова роль струн в жизни струнного инструмента? Не погрешу против истины, если скажу, что какого бы уровня ни был инструмент, его звучание существенно зависит от качества и правильного подбора струн. Струны являются первоисточником гармонических колебаний, благодаря которым и звучит музыкальный инструмент, являющийся по сути лишь усилителем и фильтром колебаний, которые выдают струны. Инструмент может подчеркнуть или ослабить те или иные зоны спектра звука, придав ему большую красоту и выразительность, но если их нет в струне, то и усиливать инструменту нечего. Даже самый лучший инструмент с глухими и фальшивыми струнами будет сразу признан негодным. В равной мере это относится к щипковой группе, в которую входят семейства домр и балалаек.

Говоря о струнах, нельзя пройти мимо истории становления, а точнее — возрождения, самих русских народных инструментов, связанной с именем одаренного музыканта и выдающегося подвижника В.В.Андреева (1861-1918). Не углубляясь в историю происхождения балалайки и домры, отметим, что хотя эти инструменты насчитывают не одно столетие существования, в российской истории бывали времена, когда на долгие годы они были запрещены властями и выпадали из культуры народа. В конце XIX века, в период небывалого всеобщего интереса к национальной культуре, и в том числе к народной музыке, оказалось, что в России практически утрачены исторические прототипы народных инструментов, по которым можно было бы воссоздать их конструкцию. Исследовав сохранившиеся варианты относительно старых балалаек, Андреев остановился на треугольной и трехструнной конструкции инструмента. Первая концертная Андреевская балалайка (1887 г.) имела на грифе пять традиционных «вязаных» ладов, перемещая которые можно было исполнять музыку в ладовых строях. Но довольно быстро музыкант пришел к мысли, что выбор все же должен быть сделан в пользу хроматической модели, гриф которой имел бы врезные металлические лады, подобно грифу гитары или мандолины. Именно такой инструмент, по мнению Андреева, мог стать профессиональным, отвечающим современным требованиям исполнительского искусства. И хотя, с моей точки зрения, мензурная концепция[1] семейства балалаек не была продумана ее создателем, Андрееву удалось воплотить в жизнь свою идею создания «русского оркестра», который имел оглушительный успех, как в России, так и за ее пределами. Можно сказать, что во многом благодаря этому человеку балалайка сегодня стала такой же визитной карточкой России, как водка, матрешка и Русский балет. Воссозданные домры были изготовлены несколько позднее балалаек (1896-1900 гг.), поэтому сразу стали хроматическими с врезными металлическими ладами[2].

Нельзя также не сказать о том, что создание инструментов «Великорусского оркестра» было бы невозможным без участия талантливых лютьеров/мастеров В.В.Иванова, Ф.С.Посербского и С.И.Налимова, которых в разное время Андреев и его сподвижники привлекали к работе по созданию новых версий домр и балалаек на основе старинных народных инструментов. Под руководством маэстро этими лютьерами было создано более десятка разновидностей инструментов[3], конструкция которых дожила до наших дней почти без изменений, причем лучшие их них до сих пор служат образцами. Также обязательно вспомним и соратника Андреева Н.П.Фомина — автора не только мензурной концепции инструментов семейства 3-струнных домр, но полноценного соавтора «Великорусского оркестра».

Жильные/кишечные струны

С незапамятной древности и вплоть до середины XIX века для большинства струнных инструментов использовались струны, изготовленные из натурального животного сырья, которые также служили в качестве так называемых «вязаных» ладов. Гораздо реже в исторических источниках встречаются упоминания о кожаных, медных, шелковых и сплетенных из растительного сырья (пеньки, конопли и даже крапивы) струнах. И хотя никаких сведений о специализированных струнных производствах в Средние века на Руси автору статьи найти не удалось, производство так называемых «жильных струн» весьма вероятно существовало наряду с производством жильных нитей для кожевенных целей, тетивы для луков и т.п.

Говоря о музыкальных струнах средневековья, нам придется невольно коснуться вопроса терминологии. Дело в том, что жильными струнами в России неверно называют струны кишечные (сделанные из кишок животных, главным образом овец). И те и другие струны имеют животное происхождение и схожий внешний вид, но технологии их производства абсолютно разные. Производство жильных струн из сухожилий парнокопытных животных было известно еще до нашей эры. Оно не требует большого количества приспособлений, серных камер и воды со специальными свойствами, как производство кишечных струн, которые при соблюдении всех тонкостей технологии, по своим музыкальным и прочностным параметрам почти не уступают суперсовременным синтетическим материалам. Кстати, именно благодаря усовершенствованию технологии обработки овечьих кишок, разработанной струнными лютьерами Италии в XV-XVIII вв., изготовители музыкальных инструментов этой страны смогли создать такие совершенные инструменты как скрипка и мандолина, первые струны которых могли довольно длительное время выдерживать высокую настройку.

К началу активной деятельности Василия Андреева по воссозданию струнных народных инструментов лучшие кишечные струны массово привозились в Россию из-за границы — из Германии, Франции и Италии — стран, где их производство было поставлено с давних времен[4]. Первые попытки создания профессионального цеха по выпуску музыкальных, или как тогда говорили — «гармонических» кишечных струн непосредственно в России также были связаны с иностранной технологией. В начале XX века в Полтавской области был создан небольшой струнный цех, организованный немецким струнным лютьером из Маркнойкирхена/Markneukirchen — города, издавна славившегося своими музыкальными ремесленниками (в 1912 году в цехе под Полтавой работало 7 мальчиков-подростков). По-видимому, именно на базе этого цеха было впоследствии создано более крупное струнное производство при мясном комбинате в городе Полтава в 1928-29 гг. (см. далее).

Кишечные и жильные струны многие столетия верно служили музыкантам, но постепенно, с внедрением в струнное дело сначала стальных (середина XIX века), а позже синтетических (середина XX века), доля струн из животного сырья стала быстро сокращаться, и сегодня их можно лишь изредка встретить на смычковых инструментах (чаще всего в ансамблях старинной аутентичной музыки) и иногда арфах. Использование кишечных струн для русских народных инструментов прекратилось не позднее середины XX века.

Стальные струны

Технология изготовления стальных струн также пришла в Россию из Европы примерно в середине XIX века. Несмотря на то, что еще с середины XVIII века сталь здесь применялась при производстве рояльных струн, в силу определенных технических причин она долгое время не использовалась для изготовления струн тонких сечений, которые требовались для большинства струнных инструментов, таких как скрипка, гитара, мандолина и т.п. Ее активное применение стало возможным только благодаря изобретению в 1835 году высокоуглеродистой стали[5], которую отличали высочайшая прочность в сочетании с упругостью и пластичностью. Лучшие стальные струны также привозились в Россию из-за границы. В Москве, Санкт-Петербурге и Риге до 1917 года их, наряду с шелковыми и кишечными, широко представляла фирма Циммерман. Она же продавала ноты и различные музыкальные инструменты, в том числе балалайки и домры, сделанные руками российских кустарей, а также привозила в Россию импортные мандолины, гитары, цитры и духовые инструменты.

Многие музыканты, особенно представители неклассических жанров, довольно быстро оценили преимущество стальных струн — по сравнению с кишечными, они были более звонкими, реже рвались, меньше вытягивались и реагировали на изменение влажности и температуры, хотя и имели недостатки: были более жесткими на ощупь, ржавели и требовали от музыкантов определенного привыкания. Отметим, что именно благодаря использованию стальных струн в России прославилось звучание «цыганских» гитар.

И хотя сегодня невозможно определить, когда сталь впервые начали применять для русских народных инструментов, судя по каталогу фирмы Циммерман, в самом начале XX века для домр уже использовались исключительно стальные струны, а для балалаек как кишечные, так и стальные (у балалайки прима кишечными были 2-я и 3-я струны «ми», а у секунды 1-я струна «ре»).

Синтетические струны

Синтетические струны в настоящее время используются только на балалайке прима — это две нижние унисонные струны МИ (в фольклорной традиции их иногда заменяют на стальные диаметром около 0,40 мм). Изобретение в 40-х годах XX века в США синтетического волокна позволило на многих щипковых инструментах отказаться от традиционных кишечных струн, которые были слишком чувствительны к изменению влажности и температуры и быстро пробивались на металлических ладах. До сих пор синтетические струны часто называют нейлоновыми по названию торговой марки материала, впервые появившегося на этом рынке, несмотря на то, что сегодня изобретены десятки разновидностей материала под разными названиями, отличающихся степенью упругости, прозрачности, прочности и т.п. Исполнители на балалайке прима приобретают для своих инструментов струны МИ от гитарных комплектов, где они соответствуют 3-й струне СОЛЬ. Эти нейлоновые струны выпускают как калиброванными/шлифованными, так и некалиброванными/нешлифованными, разных диаметров и даже цветов. В настоящее время выбор нейлоновой лески поистине огромен и профессиональному музыканту порой требуется достаточно долгое время, чтобы подобрать для своего инструмента наиболее подходящий вариант.

В самом конце XX века в Европе были разработаны синтетические струны нового поколения (карбон/флюрокарбон) на базе изобретенного в Японии синтетического материала повышенной плотности. Плотность карбона выше, чем у нейлона и его аналогов на 70%, благодаря чему эти струны обладают более тонкими диаметрами. Аналогичная сила натяжения нейлоновой струны диаметра 1,00 мм на карбоне будет достигаться при диаметре 0,77 мм, а усиленная карбоновая МИ диаметром 0,86 мм из комплекта BP30C фирмы «Господин музыкант» соответствует силе натяжения нейлоновой струне диаметром 1,12 мм! Главным достоинством карбоновых струн является их отличная звонкость и более длинная «педаль», а недостатком — заметно более высокая стоимость. Но, несмотря на это, все большее число профессиональных балалаечников предпочитают сегодня использовать именно карбоновые струны.

Струнное дело в СССР

После революции, с прекращением поставок струн из-за границы, в СССР было открыто несколько струнных производств, первое из которых в Полтаве[6] — в регионе, где, как уже говорилось, не только имелись хорошие природные условия для переработки овечьего сырья для производства кишечных струн, но и существовала, открытая еще до Революции первая в России кустарная мастерская. Этот уже относительно большой цех (более 50 работников) производил кишечные струны не только для музыкальных инструментов, но также и для теннисных ракеток[7]. И хотя непосредственно для балалаек струны этот цех не выпускал, музыканты в 30-60 годы могли подбирать себе кишечные полтавские струны, изготовленные для других инструментов.

Одним из первых советских струнных производств также можно назвать струнный цех фабрики щипковых инструментов имени А. В. Луначарского в Ленинграде, выпускавший струны на стальной основе (подробных сведений найти не удалось).

История изготовления струн в послевоенное время неразрывно связана со струнным цехом Художественно-производственных мастерских Государственного академического Большого театра. Созданный в 40-х годах при участии известного скрипичного лютьера Т.Ф.Подгорного и возглавляемый его дочерью, цех вначале специализировался на производстве кишечных струн с обмоткой для скрипки и альта, но к середине 50-х годов при участии известного домриста-виртуоза Владимира Андриановича Яковлева освоил также технологию производства стальных струн для русских народных инструментов, ставших на многие десятилетия эталоном качества для музыкантов СССР. И хотя в это время струны для домр и балалаек продолжали выпускаться несколькими струнными цехами[8], а также немногими лютьерами-надомниками, качество продукции мастерских БТ считалось все же лучшим[9]. Удивительно, как эти струны, ничем конструктивно не примечательные, изготовленные из нестабильного по качеству отечественного сырья, завоевали к себе такое уважение в среде профессионалов, хотя нельзя не признать, что мастера-струнонавивальщики[10] БТ работали на совесть и не гнались за количеством в ущерб качеству.

Струнное дело в новой России

С возникновением в 90-х годах рыночной экономики у российских музыкантов появился более широкий выбор струн — на прилавки музыкальных магазинов хлынул поток товаров иностранных производителей. Однако меньше всего это изобилие затронуло русские народные инструменты, где импорт был представлен только дорогими струнами для домры малой и балалайки прима одной малоизвестной немецкой фирмы с фотографиями на упаковке известных российских музыкантов А.А.Цыганкова и П.И.Нечепоренко. Как уже отмечалось выше, больше других повезло исполнителям на балалайке прима — они очень быстро забыли о дефиците качественных струн МИ, получив возможность приобретать в музыкальных магазинах леску, которая идет на третью гитарную струну.

Большинству же других музыкантов-народников, использующих струны на стальной основе, пришлось, и еще долго придется полагаться главным образом на отечественную промышленность. Но все не так плохо. Несмотря на то, что сегодня выбор народных струн не столь широк по сравнению с гитарными, нельзя не признать, что с каждым годом дела в этой области идут все лучше. Постепенно музыканты-народники начинают забывать советские времена, когда струны для домры и балалайки нельзя было купить в музыкальных магазинах. В условиях конкуренции новые отечественные производители не только успешно решают задачу восполнения дефицита качественных «народных» струн, но и уже внедряют в это дело современные технологии и материалы. Говоря о современном положении дел этого легендарного в советское время струнного производства, приходится с сожалением констатировать, что оно явно не было готово к перестройке своей работы в новых экономических условиях на фоне стремительного сокращения числа народных коллективов и растущей конкуренции. В 90-е годы персонал цеха сократился в несколько раз. С уходом на пенсию легендарного начальника цеха Лидии Николаевны Антоновой, отдавшей струнному делу более 50 лет жизни, несколько оставшихся струнонавивальщиц уже работали неполный день, в цехе наблюдались постоянные перебои с поставкой сырья, из-за чего стали допускаться нарушения в технологии — одном из важнейших критериев качества любой продукции. Какое-то время цех спасала государственная поддержка, которая выражалась в бюджетных субсидиях (грантах) всем работникам театра, но осенью 2006 года он все же был закрыт.


Следующий раздел посвящен технологическим требованиям к изготовлению качественных струн. Отметим три его главных составляющих — качество исходного сырья, особенности конструкции и контроль над соблюдением технологии.

Сырье

Как уже отмечалось выше, синтетические струны сегодня встречаются только на балалайке прима (две нижние струны МИ) и на 100% привозятся сегодня из-за границы, поэтому наш рассказ пойдет о металлическом сырье, которое идет для производства струн для оркестровых балалаек секунда, альт, бас, контрабас и всей линейки инструментов семейства домр.

В струнном деле применяются различные марки стали и цветных металлов, причем требования к качеству струнной проволоки очень высокие[11]. В качестве материала основы струны большинства русских народных инструментов, как уже отмечалось, используется высокоуглеродистая стальная проволока. Показателем звонкости и прочности стали является процент содержания углерода — чем его больше, тем более твердая, жесткая и звонкая будет струна.

Материал, который идет для обмотки струны, изготавливается чаще всего из медных сплавов, имеющих различную степень твердости. Более мягкая обмотка дает более тусклое (теплое/приглушенное) звучание[12], быстрее сплющивается и пробивается на ладах, но лучше сохраняет сами лады от износа. Более твердый материал обмотки наоборот усиливает верхние частоты, дольше сопротивляется пробою, но и более интенсивно вырабатывает поверхность ладов. Делить сплавы по твердости только на основании химического состава не совсем правильно, так как на твердость проволоки в большой мере влияет ее состояние[13], т.е. один и тот же сплав может иметь различную твердость в проволоке, причем некоторые в достаточно большом диапазоне.

Далеко не все металлообрабатывающие предприятия даже за рубежом способны выдержать в полном объеме требования, предъявляемые производителями струн к «музыкальной проволоке», что уж говорить об отечественных. В этой ситуации у российских струнных фирм, на которых, как уже отмечалось, остается главная надежда у музыкантов-народников, есть три выхода: закупать качественное, но дорогое импортное сырье, работать с российской проволокой весьма среднего качества, или добиваться получения более качественного отечественного материала хлопотным путем его обработки на разных металлообрабатывающих предприятиях, где есть необходимое оборудование и квалифицированный персонал. Каждый производитель выбирает свой путь, получая соответствующие результаты.

Конструктивные особенности

К ним, например, можно отнести использование шелковой прослойки между керном[14] и обмоткой или отказ от нее[15], применение в качестве обмотки плоской ленты, использование двухслойной конструкции обмотки вместо однослойной, выбор тех или иных пропорций между диаметрами основы и обмотки и т.п. Так применение шелка в конструкции витой струны позволяет производителю работать с более дешевым керном круглого профиля, но при такой конструкции струн звук инструмента получается приглушенным, а сами струны менее ровными из-за того, что шелк, скатываясь под намоткой, образует зоны с различной степенью плотности, и на внешней поверхности струны образуется характерная волнистость.

Конструктивных отличий в струнах, как принципиальных, так и незначительных, может быть достаточно много. Будучи подчас незаметны глазу, они могут довольно сильно влиять на качество продукции, поэтому, даже при использовании одинаковых материалов, разные производители зачастую изготавливают струны разного достоинства.

Контроль над соблюдением технологии

Ни применение качественного сырья, ни идеальный выбор конструкции не являются гарантией высокого качества конечной продукции, если ее сделал непрофессиональный сотрудник или плохо отстроенный автомат. Причем, как правило, чем крупнее производство, тем сложнее обеспечить должный контроль. Так первое время после того, как в России появились американские струны для гитары, многие музыканты были от них в восторге. И действительно, по сравнению с российскими струнами 80-90-х годов, их качество казалось очень высоким. Но спустя несколько лет, когда эйфория улеглась, а российские фирмы технологически подтянулись, оказалось, что и к американцам могут быть претензии по качеству. Удивляться тут нечему – за счет больших масштабов производства и высокопроизводительных автоматов, американские монстры струнной промышленности могут удерживать конкурентоспособную цену на продукцию даже по сравнению с китайцами, но обеспечить должный контроль над соблюдением технологии при огромных тиражах им удается далеко не всегда[16]. Меньшие по масштабу европейские производители струн проигрывают американцам в ценовой политике, зато лучше контролируют качество. Это особенно заметно на примере более сложных по конструкции струн для смычковых инструментов[17].

Не все российские производители могут похвастаться хорошим контролем качества, несмотря на то, что по масштабам производства во много раз уступают даже европейским фирмам, поэтому музыкантам при выборе струн лучше проверять их состояние хотя бы «на глаз». Это помогает не всегда, но неаккуратный внешний вид струн часто свидетельствует о том, что их делали впопыхах, не особенно заботясь о соблюдении всех технологических тонкостей.

Мензурная проблема

Однако всем вышеперечисленным проблемы изготовления качественных струн не ограничиваются. Не все оказывается зависит от самих струн. В этой части статьи остановимся подробнее на проблеме, упомянутой вначале — о том, что мензурная концепция балалаек (в отличие от домр) не была до конца продумана ее создателями, принявшими смелое решение о слишком плотном расположении мензур оркестровых инструментов прима, секунда и альт. Произошло это по достаточно банальной причине — остановившись на достаточно большой, но, видимо, удобной для себя мензуре солирующего инструмента «прима» около 430 мм[18], Андреев невольно заложил проблемы в мензуры всего семейства балалаек. Из-за того, что оркестровые балалайки получили идентичную структуру настройки[19], удлинять их мензуры отцам-основателям было крайне нежелательно во избежание неудобств, связанных со слишком большой растяжкой пальцев левой руки. Но даже предложенный Андреевым компромисс не удовлетворил следующие поколения музыкантов, под натиском которых лютьеры стали урезать мензуры секунд и альтов еще больше, допуская даже их перекрещивания[20]. Сегодня при взгляде на балалайку можно сразу и не понять, какой перед тобой инструмент — прима, секунда или альт, настолько близкие они имеют размеры.

И хотя в специальной литературе приводится допустимый разброс мензур балалаек в довольно большом диапазоне, мой опыт общения с лютьерами и музыкантами свидетельствует, что на практике он еще больше:

  • балалайка прима: официальные данные 435-450 мм (реальные: 428–460 мм 7%)
  • балалайка секунда: официальные данные 475-490 мм (реальные: 440–490 мм 11%)
  • балалайка альт: официальные данные 490-535 мм (реальные: 474-535 мм 13%)

Лютьеры и музыканты-народники порой утверждают, что разница в мензуре инструмента даже в 50 мм(!) не играет существенной роли. Наверное для кого-то и так, однако, давайте сравним натяжения струн двух балалаек секунда с мензурами 440 мм и 490 мм (в пределах крайних значений реальных мензур инструмента). Как показывают расчеты, один и тот же комплект струн для короткого инструмента даст натяжение в 31 кг, а для длинного 39 кг. То есть при разнице в мензурах в 11% (примерно 2 лада) мы получим разницу в натяжении в 24%![21] Это чересчур много для того, чтобы изготовить струны, подходящие для каждого из этих инструментов. Чтобы покрыть такую разницу производителю струн придется использовать более толстые, а значит более жесткие керны, из-за чего струны будут хуже звучать на инструментах с короткой мензурой, имея при этом и без того слишком сильное натяжение. Если же производитель станет ориентироваться на короткомензурные инструменты, выпуская более отзывчивые струны с тонкими кернами, они просто не выдержат натяжения на более длинных инструментах. Отсюда вывод — не сократив разброс в мензурах в пределах пяти, а лучше трех процентов, нельзя рассчитывать на то, что производитель, с самым лучшим качеством исходных материалов, совершенной технологией и контролем качества, сможет создать струны, удовлетворяющие профессиональных музыкантов.

Здесь будет уместным привести пример того, как к величинам мензур инструментов относятся скрипичные лютьеры на Западе. Так известный лютьер Брюс Карлсон (Bruce Carlson) в статье для журнала «STRAD» за октябрь 2004 г. пишет, что 4/4 скрипка должна иметь мензуру 328 мм, считая, что мензура скрипки Паганини под именем «Пушка» в 330 мм, которую ему довелось реставрировать, является увеличенной. То есть, специалист считает заметной разницу в мензуре в 2 мм, составляющей менее одного процента (0,61%). Обращаюсь к отечественным «мастерам»-народникам с призывом — учитесь!

К сожалению, универсальных струн не бывает и это закон, основанный на физике. Против него существует только один прием — делать специальные струны для различных типов мензур. Так и поступают в отношении таких весьма распространенных инструментов как гитара, смычковый альт, ученические скрипки и виолончели. Однако рассчитывать на то, что производители будут выпускать разные типы струн для редких оркестровых балалаек не приходится из-за низкой рентабельности такого производства. Это означает, что музыкантам с нестандартными инструментами проблем с подбором струн не избежать (более подробно тема мензур балалаек освещена автором в статье «Стандартизация мензур струнных инструментов и методика их вычисления»).

Несмотря на всю вышеизложенную критику мензур балалаек, я далек от мысли, что лютьеры и музыканты прислушаются к доводам разума и подвергнут пересмотру мензурную концепцию этого семейства[22]. Для решения подобной задачи потребовался бы авторитет нового Андреева и совершенно другой уровень интереса к народной музыке, чем тот позорно низкий, который мы имеем сегодня.


Заканчивая статью о струнах для русских народных инструментов, будет не лишним остановиться на том, как их правильно выбирать. Не говоря о выборе толщин струн, которые каждый музыкант должен подобрать самостоятельно (учитывая величину мензуры своего инструмента, силу рук, стиль игры и т.п.), покупая струны, желательно обращать внимание на их внешний вид:

  • стальные струны не должны быть ржавыми или иметь какие-либо пятна на поверхности;
  • витые струны не должны иметь неравномерных разряженностей на поверхности обмотки[23] (иногда неравномерность обмотки удается определить по тому, как выглядит свернутая в кольцо струна — в зоне разрядки кольцо будет неровным, имея преломления);
  • в рабочей зоне у струны не должно быть никаких выступов или неровностей, которые можно выявить, проведя ее между пальцев;
  • струны не должны быть мятыми или, что то же самое, быть свернутыми в тугие, мелкие кольца с деформацией.

И напоследок несколько советов начинающим музыкантам:

  • чтобы струны сохраняли свои первоначальные качества дольше, играйте на инструменте только чистыми руками (мойте руки перед игрой);
  • чтобы стальные и струны с обмоткой меньше ржавели и разъедались, после игры их желательно протирать специальной жидкостью для удаления и нейтрализации остатков пота (спрашивайте в магазинах), спиртом или водкой;
  • не вынимайте зимой из футляра холодный инструмент в теплом помещении, дайте ему некоторое время медленно нагреться, иначе на его поверхности и струнах будет возникать опасный водяной конденсат.

Сноски:

[1] Под мензурной концепцией следует понимать выбор пропорций между длинами мензур инструментов группы.
[2] С моей точки зрения, размеры мензур оркестровых домр могут служить образцом грамотного подхода к построению семейства инструментов.
[3] Справедливости ради отметим, что к сегодняшнему дню некоторые из оркестровых инструментов, разработанных в конце XIX века, такие как домра тенор, балалайки тенор, пикколо, дискант выведены из состава «русского оркестра». Все реже встречаются домра пикколо и домра контрабас.
[4] Не считая упоминаний о разрозненных лютьерах-надомниках, сведений о российских производителях струн до XX века (а тем более еще более ранних) автору этой статьи найти не удалось.
[5] Часто ее еще называли, а некоторые музыканты называют до сих пор «шведской» сталью.
[6] Полтавский струнный цех был основан в 1928-29 г.г. на базе местного мясокомбината.
[7] Производство струн в Полтаве продержалось до 90-х годов XX века, и сегодня целиком переориентировано на выпуск шовного материала для медицины.
[8] Такими как фабрика им. Луначарского в Ленинграде и мастерскими при Всесоюзном хоровом обществе (ВХО).
[9] В 80-х годах струнный цех Большого Театра, получивший от Министерства культуры 15 новых струнных станков из Германии, уже на ¾ своих мощностей выпускал «народные» струны. При этом запись на струны «БТ» со стороны народных коллективов все равно исчислялась годами.
[10] Мастером назывался работник, прошедший стадию обучения.
[11] Для постоянного получения идентичных звуковых характеристик струн, необходимо, чтобы любая партия струнной проволоки была бы максимально идентичной предыдущим по таким параметрам как прочность на разрыв, пластичность, химический состав и т.п., вплоть до внешнего вида.
[12] Сравнения по материалам возможно только в отношении струн одинаковой конструкции.
[13] Состояние проволоки определяется степенью уплотнения ее поверхностной зоны после ее волочения. Условно различают мягкое, полумягкое и твердое состояние.
[14] Керном называется основа струны.
[15] В пользу профильного, например, шестигранного керна, который способен удерживать обмотку от самопроизвольного раскручивания без применения шелка.
[16] На струнах порой можно встретить неравномерные зазоры между витками обмотки, на петлях стальных на 5-10 мм опасно торчит острый не заделанный кончик, который может поцарапать как инструмент, так и руку того, кто будет устанавливать струны.
[17] На долю европейских производителей приходится не менее 80% российского рынка профессиональных струн для скрипки, альта, виолончели и контрабаса.
[18] Мензуры большинства солирующих инструментов других групп оркестровых инструментов, таких как скрипка, домра, мандолина, укладываются в диапазоне 325-390 мм.
[19] Все эти инструменты имеют две унисонные нижние струны.
[20] Весьма вероятно, что попытки урезания мензур балалаек секунда были вызваны переходом на стальные струны.
[21] Этот процент одинаков как для более легких, так и для более тяжелых струн.
[22] Изменение мензур неизбежно повлечет за собой изменение высотности в настройке инструментов, что, скорее всего, будет неприемлемо для академических музыкантов.
[23] Разрядка обмотки в рабочей зоне ведет к нестройности струны по ладам из-за нарушения равномерности массы струны по длине, и к появлению несимметричных колебаний, приводящих к быстрому затуханию звука.

Дмитрий Бабиченко, основатель струнной фирмы Господин музыкант