Юмор о балалайке

Записи, ноты, тексты песен

***

Балалайки растут на деревьях, но плоды собирают не все.

Сегодня мы расскажем, как сделать балалайку. Смелей за рубанок, стамески и лобзики. Не стройте из себя Страдивари. Балалайка — инструмент русский и народный. Если вы совершеннолетний гражданин России, то что бы вы ни сотворили, все будет балалайкой.

Павел, император, любитель клавесинов и трубадуров, приказал свезти все-все-все балалайки в Москву, где сейчас кинотеатр «Зарядье», и учинить, как сейчас сказали бы, «перформанс». Подпалили.

Сто двадцать лет назад энтузиаст Андреев снарядил поисковую экспедицию и к востоку от села Гадюкино обнаружил балалайку, на которой музицировал местный житель. Сторговались за бутыль. Вскоре на балалайках вовсю наяривали господа в фраках.

При советской власти балалайки делали сотни две умельцев. Работали мастера по домам, нервируя соседей мелодией циркулярной пилы. Встречались умельцы раз в месяц, в приемный день, на фабрике имени Гинзбурга. Толкался там и молодой мастер Виноградов, над которым смеялись. Он, как Левша с кирпичами и нарезными ружьями, носился с идеей балалайки нового поколения…

Балалайка рождена из полена. Чтобы создать балалайку, надобно срубить елочку. «А почему не березку заломати?» — спросите вы. А потому, что у елочки самый высокий «акустический модуль». Заморская фирма «Стенвей» хвастает, что доски, из которых она точает рояли, пылились на складе пятьдесят лет. Нам столько ждать надоест. Может быть, вы еще не выкинули новогоднее древо. Если иголки отвалились, значит, елочка «дозрела». Итак, елочку надо расчленить на доски, а потом склеить так, чтобы получился треугольник. Это будет дека, лицо балалайки.

Балалайка строится без единого гвоздя. Клей делают на заводе «Клейтук». Но можно поискать и в личном холодильнике. Проведите в нем зачистку. Если в морозилке окопался кусок холодца — он и есть мездровый клей, который на заводе «Клейтук» делают из рогов, копыт и коровьих шкур. Разогрейте и клейте.

А чего, спросите, клеить? А днище. Для резонансу. В граненом днище балалайки и кроется секрет мастера Страдивари. В какой-нибудь Канаде из кленовой доски сделали бы клюшку, и дав-а-ай крушить борта, ломать ключицы. Мы, русские, — духовная нация, эту доску расслаиваем на семь частей. Как будто расчленяем бездуховный канадский гамбургер.

Пилить в одиночестве долго и пыльно. Поэтому мастер Виноградов дружит с учителем труда из соседней школы. У того в подвале циркулярная пила. Пожалуйста, с пилой поаккуратней: на балалайке играют при помощи пальцев.

На выходе получим семь кленовых дощечек, грани нашего бриллианта.

Старик Страдивари, когда умер, секрета не сказал. Мастера-завистники скидывались на его скрипку, запирались где-нибудь в котельной и вскрывали, долго нюхали засохший клей, скоблили лак, лизали деку. Но тщетно. Все равно, как вскрывать грудную клетку и искать бессмертную душу. Или потрошить урну для голосования и надеяться, что из нее воспарит демократия. Мастера-завистники стерлись из памяти итальянского народа. Есть версия, что их потомки эмигрировали в Россию, где до сих пор дегустируют лаки и вдобавок пьют бензин. Известно также приветствие алкоголиков Америки: «Гуд лак».

При Наполеоне, когда прогрессивная Франция сплотилась для зачистки России, некто Савар аполитично барабанил пальцами по скрипке Страдивари и вдруг открыл секрет. Вся штука в тональности. У богемского бокала, у крышки от люка, у летящей мухи и у штурмовика «Су-27» она есть. Средней жирности муха жужжит в тональности «фа». Тем более тональность есть у деревяшек, из которых делается скрипка. Страдивари доски по тональности подбирал.

Но две сотни советских умельцев не переняли мировой опыт. Поэтому звук у балалаек был тощим и каким-то стеклянным. Виноградов догадался: надо, чтобы каждая из семи кленовых граней отзывалась на определенную ноту. Тогда звук балалайки будет висеть в воздухе, как комариный писк над болотами Мещеры. Так молодой мастер Виноградов и выиграл два всесоюзных (читай — всемирных) конкурса балалаек. Чем доска тоньше, тем звук ниже. Для Виноградова нота — это кучка опилок. «Вот, скажем, общий тон у балалайки — «соль». А шкуркой пройтись — станет «фа».

Чтобы придать корпусу балалайки завершенность, сзади приклеиваем «задинку». По технологии с нее вообще надо начинать. Все-то у нас через «задинку».
Гриф балалайки — «один палка, три струна» — принято делать из черного дерева. Думаю, если БАБ когда-нибудь загремит на лесоповал, то путем интриг, подкупа и шантажа устроится валить именно это растение. Один кубический метр его тянет на 70 тысяч у. е. Согласитесь, о.у.е.ть можно. Представляете, какую заключенный БАБ развернет торговлю опилками. А нам для грифа хватит палочки баксов за пятнадцать.

Чтоб инструмент играл на солнце и вообще играл, его кроют лаком. Лак добывают в Индии, где по деревьям ползают особые тли, жрут смолу, переваривают и гадят. Индийские крестьяне за тлями убирают и рассылают на фабрики Кремоны и Севильи, на заводы фирмы «Ямаха», ну и к нам, в Шихово. А в России какие-то неправильные тли, они делают неправильное…

Три струны, не выпендриваясь, купим в магазине. И помните, что балалайка — это философия. Лет двадцать назад, когда мастера с балалайками толкались в очереди в приемный день на фабрике Гинзбурга, ошивался там и старик Матвей, ровесник века. Дедушка, из старых шиховских мастеров, ностальгировал по нэпу. Однажды поведал молодым о гармонии и цикличности, которые человек обретает, когда создает балалайки.

За месяц молодой Матвей мастерил пару инструментов. Когда подсыхал индийский лак, зажимал их под мышки и пер в Москву, в магазин на Кузнецком. Приказчик бил по струнам и сразу давал деньги. Перед тем как напиться, Матвей шел в древесный трест.

Через месяц мастер просыхал, без денег и ботинок, в родном поселке Шихово. Рядом валялись две доски, которые самолично выбрал на складе. Еще через месяц в мире станет на две балалайки больше.

Игорь Маслов

Русская глубинка сегодня
Фото: Владимир Липка. Русская глубинка сегодня

***

У народа, изготавливающего треугольные музыкальные инструменты, не может быть простого исторического пути.

Это очень точная фраза. Ни один народ не догадался изготовить настолько неудобную штуку для извлечения нот, как балалайку. Возможно, ей удобно бить по голове или отмахиваться от мух. Согласен, она красива с точки зрения абстрактного искусства. Кому-то она даже напоминает бабу в народных юбках. Но мне ближе округлости гитары или тонкий профиль какого нибудь арабо-персидского дутора.

Я уж не говорю о звуке. Потому что сблевать не сблюю, но стошнит точно, хоть ничего в народной музыке и не понимаю.

Символика раннего социализма, все эти серпы и молоты, вырубленные из камня женщины-героини, мужчины-наковальни, да и сам «Квадрат» Малевича — последствия влияния этого чертова инструмента.

Teddee

Грустно? Купи балалайку!

Эх, любил русский народ веселиться! Выпьет чарочку водки, закусит огурчиком, возьмет в руки балалайку, и пошла потеха. Ноги сами пускались в пляс. Балалайка — это русское изобретение, известное с XVIII века. У тех, кто ее слушал, моментально поднималось настроение, появлялись улыбки на лицах и легкость во всем теле.

Декоративная балалайка очень популярна у иностранных туристов. Подарите ее своему заморскому другу. Когда он вернется к себе на родину, все сразу поймут, что он был именно в России. Уже пару веков наше государство ассоциируется с балалайкой.

Юлия Усачева